Новости

Мероприятия:

Панорама фактов о Чите

Первыми жителями территории, на которой расположена наша Чита, были монголы и тюрки. В неолите сформировался тунгусский этнос. Зоной обитания древнего предка служили окружающие Читу горы, берега озера Кенон, рек Ингоды и Читы. На увалах Титовской сопки и в районе Сухотинских скал учеными археологами обнаружены стоянки человека, который жил в этих местах более 20 тысяч лет назад. Он изготавливал здесь свои орудия, шил одежду, поддерживал в жилище огонь. Археологи нашли множество древних останков животных – обитателей Читино-Ингодинской впадины. Это кости мамонта, шерстистого носорога, бизона, лошади, северного оленя, винторогой антилопы. Ученые пришли к выводу, что тунгусы (то есть современные эвенки) оказались здесь наиболее сильным и смелым народом, который смог выжить в этих суровых природных условиях. Илл. 1, 1а, 1б.

  Илл. 1. Одна из писаниц Титовской сопки Илл. 1а. Скульптуры древних забайкальцев Илл. 1б. Стойбище  забайкальских тунгусов. 1930 г.

       В середине 17 в. в Читинской местности появились первые русские землепроходцы. Это был отряд казачьего сотника Петра Ивановича Бекетова, шедшего на реку Шилку для построения по государеву указу одного из первых русских форпостов – «Шилкского острога». Бекетов  очень торопился исполнить царский указ, а потому, несмотря на наступающие холода, поплыл на плотах по замерзающей Ингоде. Однако дальнейшее продвижение из-за ледостава оказалось невозможным. Чтобы перезимовать суровую зиму 1653 г., отряд Бекетова построил зимовье – почти незаметное для дальнейшей истории нашего города. Однако благодаря действиям отряда Бекетова Забайкалье вошло в сферу российской государственности. Планы воинов китайского императора Канси сделать эти территории своими, провалились. Илл. 2, 2а.

Илл. 2. Ледоход на Ингоде. Япон. открытка Илл. 2а. Ингода у Засопки. Фот. Ю.М. Ревякина

В 1657 г. на реку Ингода близ современной Читы пришел новый, более многочисленный, отряд русских людей. Он следовал на Шилку под предводительством воеводы Афанасия Пашкова исполнять на новой земле царские указы. В отряде находился подневольный участник похода – опальный протопоп Аввакум вместе с семьей, отправленный в Даурскую ссылку за то, что отказался принять новую православную веру. Он первым, кто в своих сочинениях описал Забайкалье и территории, которые сейчас являются окрестностями Читы. «Житие» протопопа вошло в золотой фонд мировой литературы и явилось первым свидетельством описания природы читинской местности. И только в середине 1680-х годов, не доезжая одной версты до слияния рек Читинки и Ингоды, внизу под горой обустроится маленькое поселение с удивительным названием Плотбище. Здесь рубили плоты для продвижения по рекам к Нерчинскому и Албазинскому острогам, давали приют путникам. Плотбище и положило начало историческому центру Читы. Уже в 1710 г. здесь была построена маленькая деревянная церковь, а спустя десятилетия на возвышенности, под которой протекала чистая и стремительная река, взвился ввысь большой деревянный храм Михаила Архангела. Вокруг селения начали возникать заимки и небольшие деревни. Одним из первых возникло село у подножия Яблонового хребта – Подволок, затем основали деревни Шишкино и Молоковка. Илл.3, 3а.

Илл. 3. Аввакум в Сибири. Худ. С.Д. Милорадович  Илл. 3а. Почтовый тракт

Неподалеку от современной Читы, в излучине реки Ингоды и в 400 м к юго-востоку от современного села Засопка сохранились остатки старинного села Засопошное (Старая Засопка), то есть находящееся за Титовской сопкой. Данные читинского археолога Е.В. Ковычева, одним из первых выявившего это старорусское поселение, свидетельствуют о том, что уже в конце 17 – начале 18 вв. здесь стояли крепкие крестьянские избы с подворьями, питейный дом, кузница и гончарная мастерская. Для охраны усадьбы обносились частоколом из тонких бревен.  С далекой Родины поселенцы принесли с собой секреты кузнечного, металлургического и гончарного производства, хорошо знали плотницкое и строительное дело, занимались охотой, рыболовством и земледелием. Они успешно разводили домашних животных, занимались переработкой первичного сырья (выделкой шкур, обработкой костей и рогов), понимали толк в военном деле, а для покупки разных вещей пользовались медными и серебряными деньгами. К сожалению, урбанизация и непонимание возможности еще что-то сохранить для будущих поколений полностью поглотили облик села и быта наших предков. Сейчас на месте Засопошного, колесами соревнующихся в авторалли машин вспорота и перелопачена почва, разрастаются овраги, а исторические артефакты, по которым можно учить детей истории родного уголка земли, катастрофически исчезают в карманах «черных копателей». Илл. 4, 4а, 4б, 4 в.

Илл. 4.  Река Чита. Худож. Н.А. Бестужев Илл. 4а. Мост через р. Читу. С открыткиИлл. 4б. Титовская сопка Илл. 4в Исторические находки из старорусского поселения Засопошное. Фот. Е.В. Ковычева

Позже у подножия Титовской сопки возникла русская казачья станица Титово. Ее первые строения были отмечены в 1735 г. немецким историком Г.Ф. Миллером. Казакам принадлежали земли на Титовской сопке и за Ингодой в лесных угодьях. Они сеяли овес, ячмень, яровую пшеницу, гречиху, разводили скот, занимались извозом. С ликвидацией казачьего сословия в бурные и драматические годы Гражданской войны, а затем и Дальневосточной республики станица была ликвидирована. Ушли в прошлое крепкие крестьянские избы, пашни и покосы, раскинувшиеся на огромной живописной и благодатной территории по берегам Ингоды, Кондинской протоки и Сухотинских скал.

Илл. 5. Чита. Церковь декабристов. Фот С.Б. Туманова. 1878 г.Славяне-земледельцы находились в тесных контактах с коренным народом, живущим в этих местах. Различие религий (тунгусоязычное и монголоязычное население исповедовали шаманизм и буддизм, а русскоязычное – христианство) не помешало им заимствовать друг от друга опыт в разных областях хозяйственной и культурной жизни. Название своего маленького селенья, затерянного в глубинах Азиатского континента, русские колонисты не стали менять и назвали его по имени, данным коренным народом края. В начале 18 в. Читинское плотбище стало Читинском, затем Читинской слободой, Читинским острогом и только к началу 18 в. – Читой. Постепенно Чита обрастала своим пригородом и уже к 1823 г. стала волостным центром. Илл. 5.

Поселенцы не стали менять и другие географические названия читинской местности, а приняли их от древних предков как эстафету и сохранили для будущих поколений. Вот почему сегодня мы пользуемся местным историческим топонимическим наследием. Озера Кенон (Канон), Еравна (Яуравна), Телемба (Теленба), Арахлей (Яроклей), Шакша (Шапша, Сакса), Ундугун, Иргень (Иргеня), Тасей, Иван, реки Ингода (Енгода), Домна, Конда и другие топонимы и гидронимы имеют древнейшее происхождение и являются настоящими артефактами эпохи жизни забайкальских тунгусо-маньчжурских племен. Илл. 6. Вид с Кадалинских дворцов. Фот. О.В. Корсуна
Множество топонимов читинской местности относится к монголоязычной, тюркоязычной, финно-угорской и другим языковым группам, поскольку территория современной Читы – это часть центрально-азиатского мира, населенного многими народами и народностями, которые были связаны друг с другом возможными языковыми, культурными и социальными отношениями. А вот названия деревень, расположенных в пригородной зоне Читы: Зыково, Шишкино, Верх-Чита, Еремино, Сивяково, Амодово, Ивановка, Карповка, Авдей, Подволок, Беклемишево, Атамановка, Антипиха, Песчанка относятся к русскоязычным, данным их первопоселенцами в 17–18 вв. Илл. 6.

Исторически сложилось так, что большинство жителей Читы русские – свыше 80 % от всего состава населения. Русскими считают себя и гураны. Гуранами на местном наречии охотники называют самцов косули, но получилось так, что это название «прилепилось» к прямым потомкам первопоселенцев Даурии, в чьих жилах сплавилась горячая кровь сильных духом русских воинов – трудолюбивых землепашцев и молчаливых, но смелых и выносливых тунгусок, дочерей северного народа, расселенного по огромным просторам сибирских земель. Достаточно взглянуть на лица гуранов. Ясный, с азиатским прищуром взгляд темных глаз, широкие скулы, смуглая кожа и жесткие черные волосы. Преобладающее число их в разные годы переехали в Читу на жительство из Нерчинского, Газимуро-Заводского, Александрово-Заводского и других районов края. Все они носят русские фамилии, среди них Пешковы, Подойницины, Каргины, Балябины, Бакшеевы, Лоншаковы, Мальцевы, Бянкины и другие. А вот Молоковы, Жеребцовы, Сенотрусовы, Логиновы, Шишкины – это те, кто ведет свой род от первых жителей Читы и ее окрестностных селений. Гураны числят себя коренными забайкальцами. Они гордятся тем, что не имеют желания менять свой родной город на другой, даже более благодатный в благоустройстве и качестве жизни. Возможно, именно эта тонкая этническая грань, в том числе, формирует в жителях Читы замечательные качества любви к своей малой Родине, отсюда на генетическом уровне возникает высокое чувство любви к России. Это чувство формируется среди природной красоты окрестностей краевого центра, в живописной долине среди гор и рек, в сосновых с багуловым полыханием и земляничными полянами лесах, с чистыми горными ручьями, в необычно суровом климате – очень холодной зиме, морозы которой сродни минусовым градусам Крайнего Севера и жарком, но коротком лете. Илл. 7, 7а.

Илл. 7 Семья забайкалських казаков-гуранов Илл. 7а. Гуран

В первой половине 17 в. на читинском горизонте появились великие кочевники Центральной Азии – братские люди (буряты). Впрочем, собственно «бурятами» эти сильные и многочисленные племена себя так не называли. Это имя древний народ получил в 17 веке – времени Великих географических открытий, когда и Россия и Китай для расширения жизненного пространства устремили свои взоры к амурским берегам. Илл. 8. Семья бурятОснову бурятского народа, расселившегося в далекой древности в забайкальских степях составили различные монголоязычные племена. Это были баргуты, булагаты, эхириты, хонгодоры, хори-туматы и многие другие, жившие по обе стороны Великого Далая или Байкал-моря, по берегам полноводных рек Хилка и Селенги. Но когда в позднем средневековье начало ослабевать некогда могущественное владычество монголов, да и по ряду других причин, часть этих племен в поисках лучшей доли уходит с Западного Забайкалья навстречу солнцу и расселяется по его восточным территориям. Илл. 8.

В мае 1693 г. для поиска торговых путей через читинское Плотбище следовал в Поднебесную российский посол Избрант Идес. По заданию Петра I ему было необходимо решить с восточным соседом ряд внешнеполитических вопросов. Идес скрупулезно записывал свои личные впечатления от путешествия и среди других народов с большим интересом описывал бурят: «Как мужчины, так и женщины высоки ростом, – свидетельствовал очевидец, – крепкого телосложения и по-своему довольно красивы… Зимою и те, и другие носят длинные халаты из овечьего меха и подпоясываются широким поясом, отделанным железом. Когда кто-нибудь из них умирает, то они погребают его в красиво разукрашенных одеждах с луком и стрелами». Во второй половине 18 века следующий через Читинск естествоиспытатель, доктор медицины Иоганн Георги заметил: «Буретты говорят Монгольским наречием… Жизнь ведут кочеву, и главное их упражнение есть скотоводство. Кобыл доят, как коров, и для того жеребят и телят держат на привязи… К земледелию они совсем не склонны, но к кочевой столь страстны, что отстать от оной не могут». Однако десятки и сотни лет тесного контакта с русским населением сделали бурят замечательными огородниками и земледельцами, а родовой опыт общения между своими сородичами являет пример бережного отношения к природному и историческому наследию, прочной родовой связи, заботы о своих родителях и детях-сиротах, которых нет в детских домах.

В 18 и 1-й половине 19 вв. по заданию Русского правительства Читу посещали выдающиеся представители российской академической науки. Их имена известны во всем мире: Д.Г. Мессершмидт, Г.Ф. Миллер, П.С. Паллас, А.Ф. Миддендорф, Ф.Б. Шмидт, Р.К. Маак, А.К. Абольд, Г.И. Гесс и другие. Изучая природные ресурсы Забайкалья, разведывая здесь минерально-сырьевую базу для нужд Российской империи, все они останавливались на отдых и получали приют в Засопошном, Читинске и Титовской станице. Илл. 9, 9а, 9б, 9в,9г.

Илл. 9 Д.Г. Мессершмидт Илл. 9а. Г.Ф. Миллер Илл. 9б. П.С. Паллас  Илл. 9в. Ф.Б. Шмидт Илл. 9 г. Р.К. Маак

Большим событием для маленькой Читы в первой половине 19 века явилось прибытие в Читинский острог участников декабрьского восстания 1825 г. в Санкт-Петербурге. Молодые дворяне-революционеры, немалая часть которых были участниками Отечественной войны 1812 г., восстали против самодержавия и крепостничества, за что получили каторжные сроки. Всего в Читинский острог их было заключено 85 человек. О пребывании их в Чите свидетельствует Михайло-Архангельская церковь и дом постройки первой половины 19 в., который по преданию являлся жилищем жены декабриста М.М. Нарышкина – Елизаветы. Шли декабристы, а затем и другие узники по Московскому тракту. Но что же представлял из себя этот путь? Московско-Сибирским трактом называли колесно-гужевую дорогу. Она соединяла наш регион с центром страны и действовала на территории Забайкалья с середины 18 в. Тракт пересекал Яблоновый хребет. С запада шел по долине реки Хилок, а с востока по долине Ингодинской системы рек. В Чите по сей день сохранился фрагмент тракта. Московский или Великий Сибирский тракт, сохранив свое историческое название, проходит у северо-восточного подножия Титовской сопки.

Декабристы проводили первоначальную планировку читинских улиц. Петр Иванович Фаленберг при активном участии своих товарищей создал топографический план Читинского острога. С помощью Николая Бестужева были изготовлены инструменты, которые обеспечивали высокую точность съемки. На плане отчетливо видно, что улицы Читы имеют четко выверенную квадратную планировку. Кроме того, благодаря этому историческому документу, созданному декабристами, мы точно знаем – каким был наш город в 1830 г.  

После прибытия первых партий декабристов в Читинский острог сюда стали прибывать их жены и невесты. Это были: Мария Волконская, Екатерина Трубецкая, Александрина Муравьева, Прасковья Анненкова, Александра Давыдова, Наталья Фонвизина, Елизавета Нарышкина, Александра Ентальцева. Верные спутницы разделили с узниками острога все тяготы и лишения. Они налаживали жизнь и быт декабристов, основали первую читинскую библиотеку, вели переписку своих мужей с родственниками и друзьями. В истории Читы есть одна страничка, которая никого не оставляет равнодушным. Это послание великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина «Во глубине сибирских руд», посвященное узникам Читинского острога. Его тайно привезла с собой жена декабриста Никиты Муравьева – Александрина. Сквозь частокол читинской тюрьмы мужественная женщина передала узникам великие строки. В 1960-х гг. читинцы увековечили их память и по имени первых революционеров России назвали центральную площадь города. Однако вот уже несколько десятков  лет жители Читы ждут коренной реконструкции площади и ее благоустройства. Илл. 10, 10а, 10б, 10в.

Илл. 10. Дом Бестужева в Чите Илл. 10а. Внутренний дворик Чит. острога. Худож. Н.А. Бестужев Илл. 10б. Пл. Декабристов в Чите. Нач. 1960-х гг. Илл. 10в. Пл. Декабристов 1960-е гг. 

В 1851 г. была образована Забайкальская область с возведением деревушки Чита в степень областного города. Осенью этого года в Читинской Михайло-Архангельской церкви был зачитан указ императора Николая I от 11 июля, который гласил: «Из Забайкальских округов Иркутской губернии: Верхнеудинского, за исключением Троицкосавска и слобод Кяхтинской и Усть-Кяхтинской с прилегающими к ним землями, и Нерчинского образовать особую Забайкальскую область с учреждением Областного Управления в м. Чите, которое возвести на степень областного города». К этому времени местечко Чита напоминало большое селение. Илл. 11. Военное (офицерское) собрание и Войсковое хоз. правление ЗКВ. 1891 г. Готовы к визиту цесаревичаГородом она стала больше по статусу, чем по внешнему облику. Чита была застроена однообразными деревянными домами, огороженными поперечными лагами из неструганной сосны. По немощенным улицам с рытвинами и ухабами, сплошь покрытыми песком, свободно разгуливал рогатый скот. Из больших построек можно было отметить лишь губернаторский дом, который красовался по улице Софийской. Он стоял на месте нынешнего расположения Читинского техникума железнодорожного транспорта. Илл. 11. 

Тогда в Чите проживало 659 человек. В основном это было русское население, прибывшее сюда из городов – Селенгинска, Верхнеудинска, Нерчинска, Сретенска, Приаргунья и других мест. Чита явилась местом сосредоточения казачьих войск и стала казачьей столицей. Читинские казаки, среди других, охраняли границы с Китаем и Монголией, сопровождали дипломатические миссии, научные и торговые экспедиции, приняли активное участие в Амурских сплавах, организованных администрацией губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьева с целью освоения и присоединения к России Приамурья и огромных дальневосточных пространств, затем исполняли полицейские функции. В Читу были командированы многие офицеры и чиновники из столицы и центра России, других сибирских городов, которые остались служить нашему городу до конца своих дней. 11 декабря 1893 г. был сформирован, а 12 августа 1898 г. получил свое окончательное наименование 1-й Читинский Забайкальский казачий полк. Это героическое воинское формирование принимало участие в Китайском походе 1900–1901 гг.,Русско-японской войне. В годы Первой мировой войны полк находился на Кавказском фронте. Илл. 11а, 11б.

Илл. 11а.  1 й Читинский полк Илл. 11б. Забайкальские казаки

Немалую лепту в развитие города внесли политические и другие ссыльнопоселенцы Нерчинской каторги: русские, украинцы, евреи, а также поляки, сосланные в Забайкалье после польских освободительных восстаний 1830-х и 1860-х гг. И ныне в Чите, как и по всему Забайкалью, живут потомки польских повстанцев, борющихся за независимость своей страны: Власьевские, Лоницкие, Галицкие, Газинские, Кострицкие и многие другие. Илл. 12. Ян ЧерскийПо социальному составу большинство поляков были дворянами, довольно высокий образовательный уровень позволили им в условиях ссылки заниматься различными научными исследованиями. Немалый вклад в изучение Сибири внесли польские ученые Бенедикт Дыбовский, Александр Чекановский, Ян Черский, именем которого назван хребет, окружающий Читу с севера-востока. На месте боровых сосняков отрогов хребта Черского ныне стоят микрорайоны «Северный» и «Сосновый бор».  Илл. 12.

Многие поляки обрели в Чите вторую Родину. Кроме других мест в пригородной зоне современного краевого центра их дома стояли в селах – Сивяково, Еремино и Амодово. Эти села расположены в центральной части Читинского района. Села были основаны по указу императрицы Анны Иоановны в ответ на прошение русских казаков выделить им участки земли для покосов. Так и появились здесь в 1-й половине 18 в. русские поселенцы. С того времени в селах сохранены остатки самцовых крыш у старинных изб. Опорами такой крыши служили фронтоны торцовых стен из бревен, так называемые «залобниками». На верхний венец сруба, который называли «охулупным», укладывались и укорачиваясь, бревна фасада до самого конька. Эти бревна и называли самцами. Местность расположения всех сел очень живописна, грибной лес и небольшие речки. Илл. 13. Самцовая крыша русской избыНа Ближней и Дальней Амодовке и озере в 33 км от краевого центра раскинулось село Амодово. Оно состоит из трех улиц: Ключевой, Центральной и Песчаной. Имеет 30 домов. Население около 80 человек, в основном пенсионеры. Основное их занятие – сельскохозяйственное производство в частных и личных подсобных хозяйствах. Люди здесь жили с эпохи неолита. Учеными выявлены археологические объекты на юго-западной окраине села, а также в 2 км южнее села, на правобережной террасе р. Дальняя Амодовка (высота 8–10 м) ив 2,5 км юго-западнее села, на правобережной террасе р. Дальняя Амодовка (высота 5–6 м). Илл. 13

В годы Гражданской войны по линии сел Сивяково, Амодово и станции Ингода стояли японские и белогвардейские войска. С 25 апреля по 5 мая 1920 г. здесь Народно-Революционной армией Дальневосточной республики было осуществлено наступление на Читу. Это была Вторая Читинская операция НРА ДВР, которая закончилась неудачно. Изгнание интервентов с этих земель было осуществлено Иркутской Стрелковой дивизией. 

Ныне село административно входит в сельское поселение «Сивяковское» (расстояние 5 км), куда кроме Амодово включены села Сивяково (административный центр), Еремино и Новое Сивяково.

В 1859 г. Высочайшим императорским указом Александра II Забайкальской области и ее областному городу Чите был дан герб, который гласил: «В золотом поле восьмиконечный палисад, червленый с зеленью, сопровождаемый вверху червленою буйволовою головою с серебряными глазами и языком. Щит увенчан древнюю Царскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Александровскою лентою». Эту символику Забайкальская область и город Чита использовали до 1920-х гг., почти в неизменном виде щит герба вошел в современную историческую символику Читы и Забайкальского края.

Население города стремительно увеличивалось. В 1861 г. здесь проживало уже чуть более 3-х тысяч человек, находилось 200 деревянных домов, 37 торговых лавок и магазинов, 4 кузницы и одна старинная церковь. И все же при таком малом развитии города в нем была организована первая сельскохозяйственная выставка. Жители города собрали продукты земледелия, огородничества, скотоводства и пчеловодства, а также иконы, живописные картины, предметы старины и национальные изделия бурят и эвенков. Среди участников выставки – сельскохозяйственных и промышленных производителей выделялись бурятские скотоводы. Они считали за честь обучать своих детей в русских гимназиях. Агинцы выдвинули из своей среды своих сынов, чьи имена связаны с Читой. С серебряной медалью окончил Читинскую мужскую гимназию, построенную на народные деньги, сын небогатого степняка Цэбека Монтуева – будущий ученый с мировым именем Гомбочжап Цыбиков. В Петербурге при дворе работал Петр (Жамсаран) Бадмаев, врач, специалист по Тибетской медицине, общественный деятель и дипломат. В Чите он содержал газету «Жизнь на Восточной окраине», пропагандирующую православие и власть российского императора. Илл. 14, 14а, 14б.

Илл. 14. Поля сельскохозяйственной выставки Илл. 14а. Территория сельскохозяйственной выставки. Угол ул. Большой   ВыставочнойИлл. 14б. Панорама сада Жуковского с ул. Уссурийской Илл. 15. Здание в саду Жуковского

            В 1875 г. в Чите жителями города было создано самоуправление и 30 ноября состоялось первое заседание Читинской городской Думы. В этот день была утверждена должность руководителя города – городского головы, которую занял купец Иван Николаевич Замошников. При активном участии Думы в разное время были решены многочисленные вопросы благоустройства города. Илл. 15.

       Дореволюционную Читу не раз посещали известные путешественники. Среди них американский журналист и исследователь Джорж Кеннан, который прибыл в город в 1885 г. Он отметил, что в Чите живет четыре тысячи жителей, имеются общественная библиотека, театр и школы. Здесь Кеннан встретился с политическим ссыльным Петром Валуевым, который явился родным дедом знаменитого музыканта с мировым именем Олега Лундстрема. Личность музыканта была сформирована в Чите, в культурной среде этого далекого провинциального сибирского города и традициях семьи, имеющей шведские, греческие и украинские корни. Творческий путь Олега Леонидовича начался в китайском Харбине, а затем, по возвращении в Россию, он своим замечательным мастерством прославил родной город и определил его исторический имидж. Лундстрем не однажды повторял, что именно Чита проложила путь к его мировой известности. Илл. 16, 16а.

Илл. 16. Народный артист РСФСР Олег Лундстрем Илл. 16а. Читинцы

Всенародная перепись 1897 г. показала численность населения Читы – 11480 жителей. Со строительством города и развитием его промышленности население стремительно увеличивается, еще более расширяется его многонациональный состав. Через пять лет в городе насчитывается около 60 тысяч жителей, не считая огромной массы войск, расквартированной в пригородах.

Русско-японская война 1904–1905 гг. легла на город тяжелым бременем. Чита стала тыловым военным центром. Вскоре с фронта стали приходить похоронки, возвращаться раненые и калечные воины. В большинстве своем это были русские казаки, проявившие отвагу и мужество на полях сражений. Илл. 17, 17а.

Илл. 17. Позиции русских войск в Русско-японской войне Илл. 17а. Русские солдаты в русском плену

 В ходе Первой мировой войны в Чите, в Песчанке, Антипихе и на железнодорожных станциях, располагались лагеря с германскими, австро-венгерскими и турецкими военнопленными, общим количеством до 30 тысяч человек. На несколько лет европейцы – участники одной из самых жестоких и многочисленных по количеству жертв в мировой истории войн стали жителями Читы. Они были отправлены сюда, как в дальний «медвежий угол» из сборных лагерей, которые были сформированы под Киевом и в Подмосковье. Военнопленные содержались в тяжелых условиях, жили в грязных и холодных бараках, куда помещали 100 и более человек, с отсутствием нормальных бытовых условий, без теплой одежды и медицинской помощи. В то же время в лагерях действовали правила международной конвенции о военнопленных: солдаты питались по нормам, установленным для нижних чинов Русской армии, а офицеры имели денщиков и в свободное время посещали читинские кафе. Несколько позже существенную помощь начал оказывать международный Красный Крест, Современники отмечали сочувственное отношение к пленным жителей города.  Илл. 18, 18а, 18б, 18в.

Илл. 18. Военнопленные Первой мировой войны. Илл. 18а. Могила японских солдат, погибших в 1920-е гг.

Илл. 18б. Офицеры мятежного чешского корпуса в Чите. 1918 г. Илл. 18 в. Бойцы 1-го Читинского полка

Братоубийственная Гражданская война затормозила развитие Читы. Десятки тысяч забайкальцев, в том числе читинцев, а также из других мест истерзанной России – красных и белых, людей разных национальностей погибли в жестоких побоищах и в застенках смерти. Это были русские, украинцы, евреи, молдаване, китайцы, латыши, эстонцы, а также бойцы интернациональных отрядов: сербы, немцы, австрийцы, турки, чехи, словаки, поляки, японцы, американцы, австралийцы и другие, воевавшие на разных сторонах. Многие из них никогда не увидели своей Родины. Сегодня об этом напоминает обелиск из серого гранита, установленный на территории Старо-Читинского кладбища в 1920 году силами международного Красного креста на братской могиле 1917–1919 годов тем, кого послали сюда политиканы Австрии, Турции, Германии, Австрии и других стран.

Мирная жизнь Читы создала условия для развития ее промышленности. К 1930 году здесь работали авиационный, танкоремонтный, электромеханический, сварочный, овчинно-шубный, кожевенный, паровозоремонтный, два кирпичных, другие заводы и фабрики, на которых трудился многонациональный состав читинцев. Все они активно посещали  театры, библиотеки, стадионы и парки отдыха. Чита стала центром вооруженных сил Сибири и Дальнего Востока, здесь расположился штаб Забайкальского военного округа. В годы кровопролитной Великой Отечественной войны в городе было размещено 25 эвакогоспиталей для тяжелораненых, в которых читинские медики помогли встать в строй сотням и тысячам бойцов. На мемориале «Боевая и трудовая слава забайкальцев» высечено около 75 тысяч имен погибших забайкальцев. В большинстве это русские, украинские, бурятские, татарские и еврейские фамилии солдат, призванных на фронт на территории Читинской области с 1941 по 1945 год. Илл. 19, 19а, 19в.

 Илл. 19. Стелы Мемориала Бовеая и трудовая слава забайкальцев. Илл. 19а. Стенды мемориала с фамилиями погибших забайкальцев  Илл. 19в. Герой Советского Союза Николай Глазов.

В первые послевоенные годы в Чите сосредоточилось много военнопленных японцев, бывших солдат Квантунской армии, разгромленной в августе 1945 года. Здесь они были заняты на строительстве домов, быстро освоились, познакомились с местным населением, подрабатывали во дворах пилкой дров и часто пели русские песни. Вот где ярко проявился интернационализм читинских жителей. Об этом говорит тот факт, что когда пришла пора бывшим воинам Страны Восходящего солнца уезжать на Родину – многие плакали и не хотели расставаться с Читой, а многих непрошенных гостей военизированной охране пришлось заталкивать в отходящие вагоны силой. Илл. 20.

В 1950–1980 гг, благодаря общей идеологии, народной исторической памятиИлл. 20. Пешком на демонстрацию (победа над фашизмом, уверенная поступь социализма, научно-технический прогресс, всенародные стройки и т.д.), активному включению всех горожан (независимо от национальности) в производственные, социально-политические и культурные процессы, происходящие в областном центре – наблюдалась твердая стабильность межэтнических отношений. Настоящей планетой дружбы народов стали стройки Краснокаменской ТЭЦ, БАМ, Харанора, Ясногорска и других на которых работали читинцы вместе с грузинскими, армянскими, азербайджанскими и специалистами других национальностей. Илл. 21, 21а. 

Илл. 21. Окружной Дом офицеров Советской армии. Фот. Ю.М. Ревякина Илл. 21а. Православный крест на вершине Титовской сопки

       В начале 1990-х годов резко упало качество жизни, началась безработица, нестабильность во всех отраслях, социальной сфере. С этого времени благодаря трудовому миграционному потоку из Китая, бывших Союзных республик начинает меняться городской национальный состав. При этом устойчиво и стабильно сохраняются добрые отношения между нациями и народами, проживающими в Чите. Более того, ее жители гордятся тем, что их никогда не касалась межнациональная или религиозная рознь.

Сегодня облик полиэтнического города удачно сохраняет в себе прошлое и настоящее.  В проведении национальных праздников «Белого месяца», «Алтаргана», «Сабантуй», «Навруз», «Курбан Байрам», «Масленицы» и других, а также «Дня города», «Дня России» и «Дня шахтера» участвуют, а главное любят участвовать все читинцы, как коренные жители, так и представители разных народов страны, которые выбрали Забайкалье своей второй Родиной. В современной жизни задача сохранения духовных и исторических национальных ценностей приобретает большое значение. Богатые и уникальные традиции народного искусства, доставшиеся нам по наследству, нуждаются в защите, восстановлении и передаче следующим поколениям. Потеря традиций невосполнима, это грозит бедой всему российскому народу.

Читинцы – это межэтническая общность людей, объединенных территориальным городским пространством, живущих под ясным и удивительно синим небом, которое очень редко встретишь в других местах России. Это потомки тех, кто строил первое плотбище, деревянный Читинцы на праздникеострог или заимки вокруг маленького селения, затерянного в хребтах на берегах Ингоды и Читы, кто распахивал земли, сеял хлеб, добывал руду, кто возводил мосты, кто с полным казачьим обмундированием уходил в Китайский поход, Порт-Артур или фронта Первой мировой войны. Здесь живут дети, внуки и правнуки тех, кто отстоял мир в годы Великой Отечественной, кто поднимал целину, создавал мощный транспортный узел – железнодорожную и автодорожную сеть, пускал в эксплуатацию машиностроительный и автосборочный заводы, камвольно-суконный комбинат, возводил жилые кварталы микрорайонов «Северный», «КСК», «ГРЭС», открывал новые месторождения. Илл. 22.

Читинцы – это те, кто сегодня, в 21 столетии, в эпоху непростой политико-экономической ситуации России сдал тест на жизнеспособность, на надежное партнерство, а также те, кто совместно с другими народами России, прибывшими в Читу на жительство, пытается вывести, ставший родным город из многоплановых трудностей и верит в его лучшее будущее и процветание. А потому Чита не только многонациональна, многоконфессиональна, но и интернациональна. Это настоящий город дружбы, который стремится встать на один уровень с крупными индустриальными, деловыми и культурными центрами России.

Литература:

Жамсаранова Р. Г. Этнокультурный аспект названий Айралжан-Хатан (горы Титовская сопка), Пегая Орда, олхонуты Чингинютского рода тунгусов, Чикоя и Ингода / Р.Г. Жамсаранова // Чита: История. Наследие. Перспективы : Материалы городской науч.-практ. конф. 18–19 мая 2016 г., г. Чита / Адм. городского округа «Город «Чита», Комитет культуры, Заб. краевой краевед. музей им. А.К. Кузнецова : ред. Н.Н. Константинова, И.Г. Куренная. – Чита, 2016. – С. 33–39.

Ковычев Е. В. Старорусское поселение Засопошное: археологическая оценка периферии Читинского Плотбища (Читинска) / Е.В. Ковычев // Там же. – С. 10–17.

Куренная И. Г. Забайкалье на пороге  века / И. Г. Куренная // Взгляд на Забайкалье : Справочно-информационный выпуск «Кто есть кто в Чите и Читинской области». – 1998. – № 2. – С.  14–28.

Куренная И.Г. Имя дала река (Историография топонима Чита) / И.Г. Куренная, Н.Н. Закаблуковская // Чита. Город во времени / сост. и ред. И.Г. Куренная. – Чита ; Новосибирск, 2006. – С. 32–36.

Савостин Н. С. Камни Такубоку / Н.С. Савостин // Там же. – С. 232–233.

Чащин А. И. Военнопленные 1-й мировой войны / А.И. Чащин // Энциклопедия Забайкалья. Чита / Рос. акад. образования, Мин-во образования и науки Рос. Федерации, Заб. гос. ун-т, Правительство Заб. края, Адм. городского округа Город Чита» : гл. ред. тома А. Д. Михалев. – Новосибирск, 2014. – С. 106–108.

Новости

В Центральной городской библиотеке открылась книжная выставка- размышление

13 ноября - международный день слепых - всемирная дата, призванная привлечь внимание людей к тем, кто навсегда потерял зрение и оказался в трудной жизненной ситуации. Подробнее...

В КДЦ «Юность» состоится юбилейный концерт двух студий

10 ноября в Чите в 15 часов в культурно-досуговом центре «Юность» по адресу: ул. Юности, 6 состоится юбилейный концерт «Арлекин&AKTIV», посвященный пятилетию двух студий – черлидинга и эстрадно-цирковой студии. Подробнее...

Воспитанники ДШИ №7 стали лауреатами Межрегионального конкурса

С 27 по 29 октября 2018 года в Улан-Удэ прошел 27 Межрегиональный детский конкурс исполнителей эстрадной песни «Наранай туяа – Лучики солнца - 2018», в котором приняли участие воспитанники ансамбля «Бэлигуун» Детской школы искусств №7 г. Читы в номинации «вокальные ансамбли» (7-9лет) и стали лауреатами конкурса.

Подробнее...